Лента новостей 

8 октября 2018, 00:00
0 114

Один мой день в психбольнице

Один мой день в психбольнице

Ульяновский блогер и фотограф Алексей Мараховец делится впечатлениями о посещенных местах.

С возрастом, вещи, вызывающие животный страх, который скручивает кишки тугой косой, меняются. Больше боишься за жизнь и здоровье своих близких. За своё, в конце концов. Еще боюсь живых людей, которые совершают непредсказуемые, неадекватные поступки. Тёмная, забытая психбольница, в которую я заехал как-то вечерком, показалась весьма радостным местом по сравнению с соседней деревней, в которой бухает, наверное, каждый второй. Безумный взгляд шатающихся по улице жителей, затуманенное сознание...

Те редкие гости этой заброшенной психиатрички наверняка ожидают увидеть тут какое-нибудь истлевшее, растерзанное тело человека. Или найти свидетельства зловещих медицинских экспериментов, о которых так упорно ходят слухи. Но кроме груды одежды умалишённых, коротавших тут свой век, да кучи склянок из-под нейролептиков, я здесь ничего не нашёл. Зато место показалось мне достаточно атмосферным, чтобы снять тут какой-нибудь хоррор или тематический фотосет.







Об этой заброшенной больнице нашлось совсем немного информации. Известно только то, что здесь проходили стационарное лечение люди, страдающие эпилепсией, шизофренией, наркоманы и алкоголики с белой горячкой. В общем, те, у которых кукушка съехала не до буйного помешательства. Тихое, спокойное место в стороне от людских глаз, 1000 гектар своей земли, пчелиная пасека, агротехника, пара коровников, котельная. Пациентов лечили тут больше трудом, нежели лекарствами.





Но в 2010 году больницу решено было закрыть по каким-то причнам. Даже несмотря на то, что накануне главврач сделал капитальный ремонт одного из зданий. История туманна: больница на тот момент находилась в хорошем состоянии. В открытых источниках об этом нет никакой информации — объект был режимным.




Больница включает в себя два корпуса — они стоят друг напротив друга.   Территория между ними за 8 лет изрядно заросла деревьями и кустарниками. С трудом можно протиснуться между тонких стволов.




Еще в прошлом году за больницей присматривал сторож, который гонял любителей заброшек и охотников за черметом. Ходили слухи, что он сам из бывших. То ли из персонала, то ли из пациентов. В общем, все, кому «везло» с ним пересечься, испытывали несколько неприятных минут общения.




В тот вечер возле больницы было очень тихо. Возможно, сторожа уже нет, либо мне удалось погулять там очень незаметно. Хотя, честно признаться, у меня было желание на него нарваться и задать несколько вопросов.




Персонал больницы жил практически здесь же, в деревне. Поговаривают, будто однажды один пациент пришёл из больницы домой к одному врачу и зарубил его топором за какие-то обиды. Были случаи и бегства больных из больницы без одежды в зимнее время. Беглецов позже находили в лесу замёрзшими насмерть. В это можно поверить, потому что вся одежда у пациентов изымалась и хранилась на складе. Сейчас горы этих вещей разбросаны по всем этажам: тёплые шапки, сапоги, телогрейки...




Что ж, давайте прогуляемся по тёмным коридорам заброшенной психиатрической лечебницы и поищем артефакты, проливающие свет на её быт.

Главный вход закрыт на замок:




Коридор первого этажа. С каждым годом состояние интерьера приходит в упадок. Со стен отваливаются куски побелки и краски. Еще пару лет назад это место выглядело намного бодрее.




По всей видимости, это помещение являлось столовой. Отсек раздачи еды ограждён от зала крепкой сеткой.




Какое-то большое помещение. Скорее всего, для совместного времяпрепровождения. Если вы не заметили, то на окнах нет металличесих решёток. Это как раз свидетельствуют о мягкости режима больницы и категории психов, которые тут лечились.




Телевизор в дальнем конце комнаты когда-то был в нормальном состоянии и находился в другом помещении. Это уже дело рук вандалов.




В некоторых помещениях уже начал обваливаться потолок. На чердаке находиться опасно.




Один из туалетов для персонала.




А это уже общий сортир.  Кто-то разбил основание и вытащил сантехнику.  Люди ради лёгкой наживы готовы на всё.




В одном из помещений обнаружил тетрадь учёта расхода этилового спирта. Все записи практически дублируют друг друга. Скорее всего, её вели просто для формальной отчётности, сливая излишки спирта налево.




Засохший цветок на окне.




Грелка на полу.




Выход в левое крыло замурован. Я так и не понял, куда там можно выйти, если я прошёл почти всё здание.




Проход завален огромной кучей вещей.




За приоткрытой дверью обнаруживается склад — теперь понятно, откуда они тут. Здесь хранилась верхняя одежда пациентов: куртки, сапоги, шапки всех размеров.





Пока еще не совсем стемнело, поднимаюсь на второй этаж. Лестница еще крепка и следов гнили не видно.





Свет из окна еще позволяет снимать, но нужно спешить — солнце быстро садится.




В одном из помещений второго этажа находился актовый зал. Телевизор на прошлых снимках изначально стоял тут. Видны части его разбитого кинескопа.




Она из стен была украшена фотообоями с тропическим пейзажем.




Сейчас тут тоже провалился потолок.




Коридор второго этажа приводит к синей двери, закрытой на крючок. Я снял его и с силой толкнул дверь. И едва не вывалился с высоты второго этажа.




Это пожарный выход с обвалившейся металлической наружной лестницей.




На этом осмотр главного корпуса я решил закончить, чтобы при естественном свете успеть отснять другое здание.  Продираюсь сквозь плотные заросли кустарника и оказываюсь в медблоке.




Судя по очень плохому состоянию, ремонтировался только главный корпус. Света тут было  мало, поэтому пришлось включить фонарик.




Гардероб для персонала:




Медпункт:




На столах и полу валяются пустые пузырьки из-под лекарств. «Трифлуоперазин» — сильный нейролептик. Его применяют для лечения параноидной шизофрении и других заболеваний, протекающих с галлюцинациями. А также для снятия симптомов «белой горячки» у алкоголиков.




Еще один сильный нейролептик — «Тизерцин». По свойствам он очень близок к аминазину. Применяется при лечении депрессивно-параноидной шизофрении и маниакально-депрессивного психоза.




Уже совсем стемнело, когда я оказался в совершенно пустом помещении, посреди которого стоял стул. Воображение быстро нарисовало сцены из фильмов, вроде сидящей в верхнем углу комнаты девочки в смирительной рубашке и распущенными волосами. С таким реквизитом тут можно было отснять множество атмосферных снимков. Но время поджимало — впереди была долгая дорога домой.  Думаю, можно будет сюда еще раз вернуться и обследовать остальные хозпостройки.



Попробуйте включить фантазию и расскажите в комментах, какие ассоциации у вас вызывает последний снимок?

PS. Если вы узнали это место и знаете, где оно находится, то, пожалуйста, не надо указывать это в комментах — ему и так уже досталось от случайных посетителей. 

© Алексей Мараховец



Оставить комментарий

Максимальная длина сообщения 600 символов.

Смотрите также
1 октября 2018
25 советов и лайфхаков для тех, кто собирается в Исландию 25 советов и лайфхаков для тех, кто собирается в Исландию Ульяновский блогер и фотограф Алексей Мараховец делится впечатлениями о посещенных местах. «Исландия для многих новичков, желающих туда попасть, представляется какой-то далекой, труднодоступной и ужасно дорогой страной. Однако, у страха, как говорится, глаза — вЕлики :). На самом деле, это обычное европейское государство с очень высоким уровнем жизни, добрыми, отзывчивыми людьми и привычной всем инфраструктурой».
27 сентября 2018
Еще один заброшенный Douglas DC-3 в Исландии Еще один заброшенный Douglas DC-3 в Исландии Ульяновский блогер и фотограф Алексей Мараховец делится впечатлениями о посещенных местах. «Знаете, какая самая популярная достопримечательность в Исландии? Если думаете, что это какой-нибудь вулкан или водопад, то вы сильно ошибаетесь. Я вам раскрою одну тайну, только вы никому не говорите. Основная масса людей едет в Исландию посмотреть... разбитый самолёт на пляже южного побережья».
25 сентября 2018
Заброшенное детство: пионерский лагерь «Тимуровец» Заброшенное детство: пионерский лагерь «Тимуровец» Ульяновский блогер и фотограф Алексей Мараховец делится впечатлениями о посещенных местах. «Мне было очень странно находиться в этом месте. Воспоминания лились рекой из дальних уголков сознания: вот здесь мы сидели и болтали о своём, мальчишечьем, вот тут тайком от вожатых играли в карты, там ходили строем на обед, а через этот забор смывались в сады за яблоками во время тихого часа, выбравшись через окно корпуса. В какие-то моменты мне даже казалось, что я слышу чьи-то знакомые голоса».