Лента новостей 

Разрисовавший Соборную площадь художник продает камни по тысяче долларов

25 сентября 2018, 00:00
0 715
Биография
Юрий Вольфович
Юрий Вольфович

Каллиграф, художник, дизайнер

В сентябре ульяновцы задавались вопросом, кто и что нарисовал на центральной площади города. Корреспондент 1ul.ru пообщался с каллиграфом и автором проекта «История внутри нас» Юрием Вольфовичем о современном искусстве, черноморских камнях за 33 тысячи долларов и зачем он все-таки разрисовал Соборную площадь.

25-летний Юрий занимается видеосъемкой, дизайном и год назад увлекся каллиграфией. Выбирая стилистику, зацепила славянская вязь. По его словам, это что-то давно забытое, что можно привнести в современную художественную среду. Обратил внимание, что ее мало и она не популярна. Брал старые алфавиты, пытался их повторить. В итоге у Юрия получился свой, уникальный стиль, который он использует до сих пор.

– Что расписывал до Соборной площади?

– Мой первый проект, который вышел в свет, — это алфавит на камнях. Взял черноморские камни, белые, уже обработанные морем, и на каждом из 33 камней написал буквы современного русского алфавита в стилистике славянской вязи.

– А зачем ты расписал камни?

– Это мои арт-объекты, с которыми я потом планирую сделать выставку. Вообще, камни я сделал как некий посыл. Есть простой предмет – камень, который мы пинаем, не замечаем. Есть простой элемент – буква, которую мы видим, но не замечаем. Их читаем и не осознаем, что это – буква. Не осознаем ценности этих предметов. Ценность «живого» предмета, красивого, и моральную ценность букв. Потому что не было бы букв – не было бы слов, нет слов – нет предложений. Мы не смогли бы дословно передавать свои знания, только устно, как это делалось раньше. Таким образом, я показал, что есть ценности букв и слов. И дерзнул – поставил цену этому арт-объекту 33 тысячи долларов, по тысяче долларов на камешек.

– Почему так дорого? Раскупили?

– Были желающие, но пока не продано. Многие писали критику по поводу цены, ульяновские ребята спрашивали: «Почему так дорого?». Если человек по-другому не может увидеть ценность этих объектов, то почему бы не заставить его увидеть ее таким образом?

Следующий проект – это забор в «Квартале». Там я написал четверостишья ульяновских поэтов, и проект назывался «Поэзия на заборе». Он был для старшего поколения, которое думает, что молодежь занимается всякой фигней. Таким образом я решил показать, что мы не только фигней занимаемся, а можем еще что-то классное делать. Все эти объекты, которые выходят за рамки определенного художественного предмета и выносятся на улицы, все это идет на популяризацию стрит-арта. Потому что у нас в городе это совершенно не развито. Обществом воспринимается как вандализм.

– Как пришла идея «вынести» очередной арт-объект на Соборную площадь?

– Спонтанно. Сидели с подругой в машине, пили кофе. Я сказал, что хочу сделать масштабный проект, вот прям нужно. Она говорит, ну иди, площадь распиши. Просто ляпнула, не подумав, а меня это зацепило. Подумал, что это круто – никогда в России не было такого, чтобы каллиграфия такого масштаба была согласована с администрацией города и сделана на главной площади.

– Как и с кем согласовывал?

– Я часто видело Машу Рогаткину рядом с губернатором. На одном из мероприятий закинул ей идею, что я могу это сделать. Она связалась с Ириной Лукьяновой – министром молодежной политики, вместе начали решать этот вопрос. Сделал презентацию, макет, архитектурный план и отправил. Проект дошел до губернатора, ему его презентовали, на что он сказал, что, не хочет, чтобы я один делал – нужна массовость. Я подумал, а почему бы и нет? По всем вузам города отправили релиз, где написано, что будет проект и приходите все, кто хочет поучаствовать. Пришли студенты и просто желающие. Мы сделали огромную подложку – фундамент этой каллиграфии, серым цветом закрасили всю ненужную разметку.

– Кто спонсор, кто выделил краску, средства на реализацию проекта?

– Я слышал, что Леруа Мерлен поддерживает стрит-арт и ввязываются в подобные авантюры. Связался с ними, они сказали, да, присылай презентацию, смету. Проект показали директору компании, который по-доброму сказал: «Люблю сумасшедших людей». 

Они взяли на себя большую часть расходов – около 60 тысяч рублей. Они помогли мне рассчитать необходимое коичество краски – изначально я не правильно посчитал, а так же все сами заколеровали и подготовили. Этим аспектом я вообще не занимался, поэтому я считаю, что это коллаборация, а не спонсорство. 

Кстати, когда я писал сам макет, то делал его своими перьями, небольшими. Знал, что диаметр круга будет 50 метров, оставался вопрос: как высчитать реальную длину кистей. Мне нужно было в течение двух часов отправить смету на согласование, но я не мог сосчитать, сколько все-таки нужно маленьких кистей, чтобы состряпать огромную. В поиске во «Вконтакте» ввел «Архитектор онлайн» и нашел Марка Иванова, который помог мне с расчетами разметки. Он все расписал и даже приезжал в Ульяновск. 7 сентября мы сходили, посмотрели, посчитали вместе разметку. По его наставлениям дальше разметили все сами. А 11 сентября он снова приезжал из Москвы, уже помогать.

– Что там написано? Когда я об этом узнала, меня смутило то, что это эффектно выглядит с высоты – с квадрокоптера, к примеру. И смотровых площадок рядом с площадью нет. Зачем это нужно там?

– Честно, я был против того, чтобы СМИ писали расшифровку, но она уже есть. Это равносильно тому, что как в фильме «Очень страшное кино 3», пародии на «Крик», был инцидент, когда в СМИ попала кассета, которую нельзя смотреть, потому что тебе позвонит смерть. И они ее ставят и говорят: «Нам в руки попала уникальная кассета, давайте посмотрим ее еще раз». И тут вышло также. Любой объект искусства он не делается просто так, а есть определенный смысл. Здорово, когда люди начинают в этом копаться, на секундочку останавливаются, смотрят. Ну да, каллиграфия не разборчивая. Но если остановиться и попробовать прочесть, то ты понимаешь, как складываются слова и читаешь.

Пока я раскрашивал, подходили люди и спрашивали: «А что здесь написано?». Я им говорил: «Давайте я научу вас читать». Есть два правила чтения славянской вязи. Элемент одной буквы может быть элементом другой. И второе, если буквы написаны в столбик, то очередность их чтения сверху вниз. Когда я рассказывал людям об этом, мы вместе шли и читали первую окружность – а это можно легко прочесть с земли, не надо взлетать на квадрокоптере. Они читали с восторгом, глаза светятся, как будто прыгнули с парашютом. Для них это – что-то новое, приобретенное, «я могу читать какую-то непонятную штуку, а другие нет». Посыл, который я закладывал, простое действо – Ульяновск образовался в таком-то году, вместе с ним образовалась Соборная площадь. Это всего-то историческая справка. Второе кольцо – правильное название собора, который восстановили в честь победы над Францией и он там стоял. Об этом тоже мало кто знает, его называют Троицкий собор. Правильное – Свято-Троицкий Кафедральный собор. Третье кольцо, середка, и почему оно в центре – название проекта «История внутри нас». Это прямым текстом говорит, что это – история, историческая справка. Сакральный смысл каллиграфии в том, что каждый пишет свою историю, и мы в состоянии написать ее, просто кто-то это делает ментально, я сделал напрямую – взял кисточку и написал.

Каждый увидел в этом свое. Кто-то приписал нас к коммунистам или единороссам, писали дикие варианты: власть хочет таким образом поддержку переименования площади. Но что делать, если на этом месте была Соборная площадь? Истинный мотив простой – правительство одобрило масштабный объект стрит-арта, чего раньше не было ни в одном городе России. Никто не даст расписать Красную площадь. Но никто не даст, потому что никто не пробовал обращаться. Нужно сделать что-то такое, чтобы это было возможным. Второй – стрит-арт выходит на новый уровень и правительство начало обращать внимание на культуру и ценности, кроме строительства и решения коммунальных проблем. Третье, что каждый может писать историю, просто делайте крутые вещи, приходите с идеями и пробуйте их согласовать.

– Люди по-разному на это реагировали: и восхищались, и критиковали. С чем сталкивался?

– Были случаи от которых шли мурашки. Мы заканчивали, ко мне подошел мужчина, сказал, что тоже умеет читать славянскую вязь. Так как мой текст написан на русском, то ему было его сложнее прочесть. Показал ему схему, план, вместе прочли надпись, разговорились. Он рассказал, что путешественник и на велосипеде ездит по монастырям. Отметил, что мою вязь прочитать сложнее, чем старославянский текст. Я с собой не взял теплые вещи, думал, что закончим раньше. Было уже 12 часов ночи, мы с ним попрощались и через полчаса он идет – с пакетом. Принес шерстяной свитер, подарил его мне. Это было настолько «вау» и неожиданно. Я видел, что его ровесники, взрослые, подходили и хаяли, говорили про партии, что это никому не нужно. И вот тот человек показал мне, насколько разные взгляды у людей, как по-другому мыслят и допускают возможность чего-то. Я спросил, как его зовут, но он сказал, что не хочет никакого освещения: «Одно дело мне 100 людей похлопают, а другое – Бог услышит». Для меня это был очень показательный момент. На днях, выходя из подъезда, соседка-бабушка сказала, что видела меня по телевизору, похвалила и побеспокоилась, что если мне обещали денег за это, то мне не заплатят. Но я объяснил, что это мой проект и он бесплатный.

– Назови цифры – площадь, диаметр, финансы, количество краски, сколько времени ушло на рисование?

– Два дня. Мы приходили каждый день к 9 утра. В первый день мы ушли в 2 часа, а во второй – в час ночи. Масштаб работы – 2,5 тысячи квадратных метров. 50 метров – диаметр круга. 430 литров краски ушло.

Все эти 2 дня со мной работали профессионалы своего дела: Родион Каменков и Леонид Максимец. Родя – экстримальный фотограф, приехал на роликах и делал огненные снимки прямо так! По ходу росписи нужно было сверять получившуюся каллиграфию с макетом, чтобы корректировать ход букв, в этом мне помог Леня. Даже при сильном ветре он запускал коптер и мы сверялись. Еще благодаря этому человеку к концу сентября в свет выйдет крутейший видеоролик. Ребята приносили воду и бутеры, что было очень кстати. Спасибо им отдельное за это!

Также все эти 2 дня приходили ребята и помогали с техническим вопросами – разметкой, трафаретами, краской. Они всячески поддерживали меня – Артем Сафонов, Полина Меркулова, Антон Никифоров. Моя девушка, Ирина Хохлачева все дни была рядом, так сказать, на поле битвы. Она прокрашивала некоторые элементы круга и помогала с разметкой. Еще большая благодарность Юрию Чернову и Жене Шахову, которые пришли чтобы поддержать, а в итоге тоже ринулись помогать. Женька вообще с нами до часу ночи остался в последний день.

Без всех этих людей было бы очень сложно закончить проект в срок и поэтому я очень благодарен им. А без фото и видео проект не получил бы освещение и не остался бы в памяти людей. Поэтому все те, кто работал над проектом настоящие герои.

Кисточки я делал сам. Взял брусок и в домашних условиях, шуруповертом соединял мелкие кисти. Получилось две кисти-швабры: первая – 48 см, вторая– 120 см. Это была здоровенная штука, не помещавшаяся ни в один лоток для краски, и пришлось покупать корыто. Своих денег потратил тысяч 10.

Задействовано было около сотни человек. В первый день я приглашал скейтеров и bmx-еров – еще человек 25, которые катались рядом. И они пришли и катали там весь вечер. И помогали: когда я понял в первый день, что большая кисть не помещается в лотки, то ребята своими руками из поддонов сделали подобие большого лотка, с которым работал, пока не купил корыто.

Я ни разу не видел столько людей, которые катаются в одном месте просто так. Это была тусовка. Еще нам с министерства выделили звук, и с двух часов до семи вечера у нас играла музыка, которая в жизни не звучала на площади. Обычно там играет «Радио дача», а тут AC/DC, Die Antwoord, какие-то урбанистические композиции. Люди, которые ходили по площади – танцевали, двигались и улыбались тому, что классная музыка звучит. Это та самая движуха, которая говорит о потребности горожан. Можно сделать вывод, что городу не хватает таких тусовок, андеграунда, но андеграунда хорошего, где не бухают, а делают какие-то трюки. Ребята собрали стенку из скейтбордов и через нее прыгали. Они занимаются красивым и зрелищным видом спорта, который может воодушевить людей старшего поколения. Конечно, они будут переживать за них, но это – красиво.

– «Квартал» разрисовал, Соборную – разрисовал. Что следующее?

– Есть проект, не глобальный, но относящийся к сфере стрит-арта. Так как осень, дожди закончатся и будет неделя бабьего лета, хочу в центре города какое-нибудь небольшое деревце покрыть поталью – листья, и чтобы у нас была реальная золотая осень. Возможно, на каждом листочке будет надпись славянской вязью – мотивашки или вдохновляющие слова. Листья будут осыпаться, падать вниз и это будет интересно для жителей города, могут взять себе листик как сувенир.

Фото предоставлено Юрием Вольфовичем. Фотограф – Rodion Kamenkow, аэрофотосъемка – Леонид Максимец

 



комментарии

Максимальная длина сообщения 600 символов.


Читайте также
13 июля 2018
Ульяновский фотограф Валерий Дурнов: «Фотографию ждет обезличенность» Ульяновский фотограф Валерий Дурнов: «Фотографию ждет обезличенность»
12 июля во всем мире отмечают День фотографа. Корреспондент 1ul.ru пообщалась с фотографом и руководителем фотоцентра «Белый формат» Валерием Дурновым о рынке, «потребительском терроризме» и массовой культуре в фотоискусстве.
21 июня 2018
«Сладкий» бизнес Елены Дегтяревой: «Каждый торт – произведение искусства» «Сладкий» бизнес Елены Дегтяревой: «Каждый торт – произведение искусства»
Елена Дегтярева родом из Кузоватово, ей 26. Окончила экологический факультет УлГУ, работала начальником отдела продаж. Мама – агроном, папа – инженер, муж – бизнесмен. Именно идея супруга – изготовление десертов – легла в основу производства тортов торговой марки Leman, которое сегодня успешно завоевывает сердца и желудки ульяновских гурманов.
1 июня 2018
Александр Додосов и его «до-досье» Александр Додосов и его «до-досье»
Он - музыкант и педагог от Бога, волшебник, по мановению рук которого дети начинают петь, как ангелы.